© 2019. Творчество архитектора-художника Георгия Пионтека. Сайт создан на Wix.com

Гаяна Галустовна Анпеткова-Шарова.
Преподаватель и учёный.
Неформальный пример Любви, Доброты,
Нравственности и трудового подвига.

(Воспоминания Г. В. Пионтека о своей супруге)

17 февраля 2005 года Гаяне Галустовне Анпетковой-Шаровой, доценту кафедры классической филологии, исполнилось бы 80 лет. К этому времени готовится специальная конференция её памяти и выставка "Три четверти ХХ века и три года XXI. Жизнь и творчество одного человека".

За это время она, родившаяся в Краснодаре, дочь репрессированного отца, а затем и отчима, прошла сложный, в т. ч. географически, путь многих наших соотечественников. Она стала в 1942 г. студенткой Куйбышевского авиационного института. В 1943 году неожиданно для себя Гаяна Галустовна была переведена в Ленинградский университет, которому и отдала 61 год и 59 дней жизни.

Она "…долгие годы была одним из самых любимых лекторов факультета. Зал, где она читала первокурсникам лекции по античной литературе, был переполнен, студенты всех поколений навсегда запомнили и… Гаяну Галустовну, и её лекции. Это неудивительно: "читала, не заглядывая в конспект, легко, весело, часто шутила, неизменно увлекала студентов своим предметом" (Н. М. Ботвинник). Она самозабвенно любила студентов и помогала, как могла. "Любую возможную практическую помощь она оказывала немедленно, не давая понять, легко или трудно было это сделать" (Т. Мадорская) и "бросалась на выручку "(Н. М. Ботвинник), не думая о себе. Мало кто знает, что она заступилась за одного верующего, брата своего студента. Представ за это перед секретарем парткома ЛГУ, она предпочла быть уволенной из университета, но не изменила своим убеждениям... При этом все эти 6 лет она продолжала преподавать латынь и вести полный курс античной литературы на 2-х факультетах - филологическом и журналистики, оплаченные лишь повременно, работая вахтёром. Именно тогда Гаяна Галустовна сказала: "Коммунист не тот, кто берёт, а тот - кто отдаёт". И никогда не изменяла этому принципу - она была и осталась идеалистом...

При этом вне факультета она вела неизвестную для многих серьёзную научную работу. К сожалению, ей и её соавтору часто отказывали в публикации результатов исследований. Многие из них были "не ко времени и месту", оставаясь в рукописях и чертежах. Мало кому известна энциклопедичность её знаний и интересов, равно как и её неофициальное участие в работах, не имевших прямого отношения к классической филологии и университету. Без её вдохновения, помощи и практической поддержки не появились бы в Ленинграде Музей Ф.М.Достоевского, 2 раздела Генерального плана развития Ленинграда и Ленинградской области (1985-2005 гг.), посвящённых экологическим проблемам, первая в СССР научная система из более чем 170 охраняемых территорий в Ленинградской области (1959-61 гг.) и т. д., как и ряда интересных работ в разных отраслях науки, обогнавших время и для других регионов СССР и за его пределами.

И всё же она опубликовала более 50 работ. В их числе 3 учебника "Античная литература" и другие учебные пособия, используемые от Владивостока до Калининграда и от Петрозаводска до Душанбе. Она издала записанные ею от студентов-африканцев два сборника неизвестных науке сказок "Сказки мампруси" (М., 1967) и "Сказки народов Анголы" (М., 1975). Ждут своего издания "Сказки народов Африки" объемом более 50 печатных листов и другие её труды, подготовленные к печати.

Она же была вдохновителем и соорганизатором I Международной конференции молодых учёных "Языкознание и музеи на лоне природы". 6-7 апреля 2004 г. состоялась II одноимённая конференция, но уже посвящённая её памяти. Вдвоём с супругом они положили более 60 лет на создание основы будущего парка-музея "Человек и Среда": уникальных библиотеки, архива и вещевых фондов по истории, быту и фольклору народов СССР и сопредельных стран. Ими же был создан Санкт-Петербургский музей городского крепостного быта 1825-1861 гг. Эта громадная работа была бы невозможна без её заботливого участия и непосредственного вклада.

Ограбление и пожар (13 июня 2002 г.), набеги "жилконторщиков" уничтожили уникальные материалы. В их числе погибла большая часть рукописей, фольклорные записи: сказки, народные рассказы, мелодии и тесты песен нескольких народов Советского Союза и более 20 народов Чёрной Африки. Не сохранились и записи её голоса. После пожара им сказали: "Мы больше десяти (13!) лет, как отключили Вам свет и воду, а Вы продолжаете работать!" Она жила в невероятно сложных бытовых условиях, готовилась при свечах и керосиновой лампе к лекциям и писала свои труды и учебники, по которым занималось не одно поколение студентов-филологов и журналистов Советского Союза и России.

Она была патриотом и интернационалистом и отдавала всю самоё себя порученному ей делу. Она очень любила студентов, и поэтому никогда не брала бюллетеней. За всю жизнь у неё было 3 бюллетеня: декретный отпуск и две глазных операции. Перед последней лекцией на факультете, а потом и заседанием кафедры классической филологии она не спала двое суток. На предложение позвонить и отказаться от выхода на работу в этот день она сказала: "Как это возможно! Ведь меня ждут студенты". И она отдала всю свою жизнь нашему университету. Её нравственные качества высоко ценились студентами. На них равнялись преподаватели.

Она была счастливым человеком, так как не обращала внимания на трудности. Она жила работой и пока неосуществлённой мечтой нашего народа о великой и счастливой Родине.